Глава 7
На следующий день Алексей приехал к назначенному времени на украшенном шарами автомобиле, с подарком. Это было кольцо. Но дежурная медсестра сообщила, что выписку Анны отменили. Она все еще находилась в реанимации. Ребенка спасти удалось, но задержаться ей здесь теперь придется надолго. Алексею удалось уговорить, чтобы его пропустили к Анюте.
Она лежала, бледная как известь, которой были выкрашены стены. Он слегка испугался.
Присел на стул, стоявший у кровати.
- Ну что случилось, родная? Что произошло? – он нежно провел рукой по ее волосам.
- Лешенька, не нужно больше тебе сюда приходить, ничего хорошего у нас с тобой не выйдет. Я знаешь... Я не могу... Я мужа своего люблю... Прости меня... если сможешь и не приходи больше, пожалуйста...
Аня отвернулась к стене, чтобы скрыть неумолимую слезу.
- Уходи... Она старалась сдержаться, чтобы не разрыдаться при нем.
- Уходи...
Алексей молча вышел из палаты. А Анна стала плакать навзрыд. Она скомкала в руках одеяло, стиснула зубы и рыдала, горько рыдала, уже не в силах сдерживать горечь тоски.
Прибежала медсестра.
- Ну вот, запустили его сюда на свою голову, ох и попадет теперь нам всем. Просят, умоляют, обещают, а мы потом спасай их женщин, - тараторила она, нервно затягивая жгут возле вены, - ну все, переставай истерику, ребенка побереги, ты же ему сейчас хуже то делаешь... сейчас, потерпи, сейчас, все иголку поставила, сейчас прокапаем лекарство, оно тебе поможет. Поспишь и все пройдет...
В реанимации Анюта провела семь дней, затем перевели в обычную палату, где пробыть ей предстояло теперь не меньше месяца.
Лена пришла как обычно в обед.
- Привет, роднулька, ну наконец-то, как же я соскучилась! В реанимацию никого не пускали, мы извелись все, пока дождались твоего «освобождения». Ну как ты? Взгляд такой потухший? Ну чего? Гони печали все подальше, надо малыша здорового родить, а остальное все потом решится. Правда же, ребеночек сейчас на первом месте... Да?
- Да, - Аня слегка улыбнулась. Мысли о детях ее всегда утешали и радовали.
- Ну вот, так то гораздо лучше... Улыбайся почаще, ладно?
Анна кивнула.
- Мама твоя приезжала, ее тоже не пустили в реанимацию. Переживает очень. Ну, ничего, позвоню сегодня, сообщу, что все в порядке.
- Бедные мои родители, сколько им приходится из-за меня переживать...
- Все будет хорошо... Все наладится, вот увидишь. Главное, роди хорошо, а там посмотрим!
- Лена, спасибо тебе, ты одна меня всегда поддерживаешь, силы предаешь, и Ване тоже спасибо. Если бы не вы, я бы давно уже зачахла с таким мужем...
Аня смахнула слезу...
Месяц тянулся довольно долго и мучительно. Мысли о том, что Юлька, мать Жени, которая бросила его, но Павел смог ее простить, не давала покоя. Аня не ревновала мужа, нет. Ревность бывает только там, где есть любовь. Но она очень боялась, что они лишат ее сына. О расставании с Женькой Аня даже думать не могла.
В день выписки она хотела поехать к родителям, очень соскучилась по ним и по сыну, но Павел откуда то узнал, что Аню выписали и ждал ее на выходе из больнице. Он молча взял ее под руку и проводил до машины. От него густо пахло спиртным, но Аня понимала, что ничего сейчас не сможет изменить. Павел часто управлял автомобилем в нетрезвом виде, переубеждать его было бесполезно, только хуже можно было сделать. Дома он усадил ее в кресло и спокойным голосом сказал:
- Теперь ты будешь жить так, как я скажу! Или ты подчиняешься мне, или я забираю сына!
Слезы наполнили глаза, но Аня побоялась поддаваться эмоциям, чтобы не навредить малышу. Она сделала глубокий вдох, затем резко выдохнула, и, приложив усилия, покорно прошептала:
- Хорошо...
- Ну вот и умница! – восторженно произнес Павел и погладил ее тыльной стороной ладони по лицу. Ненависть всколыхнулась в ее душе, но дать волю чувствам она не могла теперь себе позволить. На ней была ответственность за детей. Она понимала, что теперь ей придется жить в аду, который даже в сравнение не пойдет с ее прошлой жизнью, но поделать с этим ничего не могла.
- Если кому то вякнешь, что тебе плохо живется, если станешь упрекать меня Юлькой, если хоть раз приду и дома не убрано или обед не готов, пеняй на себя. Больше нянчиться с тобой не буду, и слезики твои меня не разжалобят. Все, что скажу, выполняешь быстро и четко. А теперь встала и вперед на кухню, там посуды много накопилось, Юлька мыть посуду не умеет.
Аня не могла ничего возразить, хотя вся ее внутренность бунтовала и кричала: «не подчиняйся, беги подальше!», страх потерять сына был сильнее собственного эго...
Слезы больше не катились из глаз, но она чувствовала, как рыдает душа, как сжимается сердце, как нестерпимая боль отчаянья разрывает в клочья ее разум.
На кухне не было чистой посуды, все лежало в раковине, на полках, на полу. В некоторых тарелках лежали не докуренные сигареты... дамские...
Анна не могла поверить, что все это происходит с ней. Она надела перчатки и начала брезгливо очищать тарелки от остатков пищи и от окурков.
Ее переполняли смутные чувства – ненависть вперемешку с сожалением, отчаянье, переплетенное со стыдом, любовь, замененная предательством.
Когда порядок был наведен, Аня с трудом добралась до дивана. И только она прилегла, вернулся Павел с бутылкой коньяка. Он включил на всю громкость музыку и после пары выпитых рюмок начал тянуть Аню за руку:
- Вставай, пошли танцевать! Надо же отпраздновать твое возвращение!
- Паша, я устала очень, мне доктор прописал постельный режим, сам выписку прочти, если не веришь.
- А я прописал тебе танцы! Вставай, не ломайся!
-Анна покорно встала.
- Давай, танцуй, чего стоишь как истукан. Танцуй, я требую, повесели меня!
Этого Аня вынести уже не могла. Лютая ярость закипала в ней с той силой, когда самой становилось страшно того, что может сейчас случиться. Она стиснула зубы, в висках бешено пульсировало, в голову хлынула кровь, она чувствовала жар и уже не могла с собой совладать.
Зазвонил телефон Павла, он вышел в соседнюю комнату, а Аня изо всех сил бросилась к входной двери и босиком выскочила из квартиры, прихватив с собой ключи и захлопнув дверь.
Пока Павел опомнился и искал запасные ключи, она добежала до квартиры Лены и стала со всех сил стучать в дверь. Открыл Иван.
- Что, опять? Проходи, присядь скорее, сейчас водички принесу, давай проходи, не стой.
Аня тряслась как осиновый листик. Зубы нервно стучали о край стакана, она ничего не могла сказать. Иван принес плед и укрыл ее.
- Давай-ка, Ань, приляг, а то пугаешь ты меня своим состоянием. Ленки дома нет, еще рожать начнешь, что я с тобой делать буду.
Аня ничего не могла с собой поделать, озноб только усиливался, слова произнести она не могла. Иван нашел в шкафу флакончик валерьянки и накапал в стакан.
- Выпей, Анечка, выпей..
Затем накапал себе и залпом проглотил.
Раздался стук в дверь. Анна испуганно посмотрела на Ивана.
- Не бойся, я ему не открою.
Иван подошел к двери:
-Паш, иди, поспи, ну не доводи ты Аню, человеком побудь. Ну, твоего ж ребенка вынашивает, побереги ты ее хоть самую малость. Иди домой по-хорошему, пока в полицию не позвонил.
- Давай, звони, я Женьку сразу заберу, она его не увидит.
Аня выскочила из комнаты, запутавшись в пледе.
- Не говори ему ничего, Ванечка, не надо...
Стук прекратился, из подъезда доносились голоса. Павел разговаривал с кем-то. Послышались удаляющиеся шаги, и голоса затихли.
- Ну вот и славно! Давай поспи маленечко, а то досталось тебе опять. Анютка, мог бы чем помочь, помог бы, да не знаю, как... Жалко мне тебя, а поделать ничего не могу... Морду бить ему бесполезно, тебе только хуже сделать, слов он никаких не понимает, как воздействовать на таких людей, я не знаю.
Аня посмотрела на него пустым потухшим взглядом, похлопала по плечу и улеглась на край дивана. Уснула она не сразу, но проспала достаточно долго.
На город опустился вечер, звезды усыпали небо и пытались заглянуть во все окна. Молодая луна блистала нежным светом, и улицы уже почти опустели.
- А с ней все в порядке? - обратился к Лене Иван, столько времени спит, это не плохо?
- Нормально все, сон помогает ей со стрессом справиться, такое пережить, бедняжечка наша...

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

Комментарии  

0 #1 Наталья 08.01.2018 19:30
История и грустная и романтичная, и поплакала и порадовалась за героев. Общее впечатление положительное. Главное, что все получили по заслугам. Терпение главных героев вознаграждено, чему я безумно рада! Большое спасибо за такую трогательную историю!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить